Невероятные истории создания гимнов стран мира.

14 июля 1795 года, спустя 6 лет после взятия Бастилии, французы официально утвердили революционную «Марсельезу» в качестве гимна страны. По этому поводу Outlook предлагает вам подборку необычных историй создания главных государственных песен. Начнем с «Марсельезы». Она была написана в течение одной ночи…

Начнем с «Марсельезы». Она была написана в течение одной ночи. В апреле 1792 года, когда Франция воевала с Австрией, в Страсбурге формировались отряды добровольцев. И вот в последнюю перед выступлением ночь, с 25-ого на 26-е апреля, мэр города угощал военных прощальным ужином. После нескольких бокальчиков (или бутылок?) он уговорил инженера Клода Жозефа Руже де Лиля, увлекавшегося на досуге музыкой, сочинить бодрую композицию, под которую войско будет двигаться к победе. И тот, использовав лозунги революционных плакатов того времени: «К оружию, граждане!», «Дрожите, коронованные тираны!», «Солдатом каждый стал у нас!», к рассвету явил публике будущий гимн. Изначально он назывался «Военный марш рейнской армии», а «Марсельезой» стал потому, что первыми его исполнили солдаты Марсельского добровольческого отряда. Вообще, главная песня Франции очень агрессивна, и, если бы иностранцы, которые ею умиляются, прочитали перевод, то, вероятно, поклонников стало бы меньше, ведь некоторые строки весьма кровожадны, к примеру: «Пусть крови вражеской напьются наши нивы», «Убийства женщин и детей», «Сосать народа кровь»

В Малайзии не было своего гения одной ночи. Может, поэтому до конца 19 века страна жила без гимна. Но во время визита делегации в Великобританию в 1888 году англичане спохватились, что им нечем музыкально встретить султана Перака, приглашенного королевой Викторией. Перед приездом высокого гостя организаторы поинтересовались у его помощника, что играть во время церемонии. Малазийцу было стыдно признаться, что у его страны нет национальной песни, поэтому он напел модную на тот момент сейшельскую мелодию. Когда прибыл Перак, подчиненные передали ему, что во время знакомой композиции надо будет встать, чтобы не ударить в грязь лицом. Султану прием понравился, и с тех пор хит является настоящим гимном, который после обретения независимости в 1957 году утвердили, написав новый текст и назвав «Негараку», что переводится как «Моя страна».

И если монарх достаточно легко согласился на сейшельскую мелодию, люди творческие не столь компромиссные. Это доказывает случай с поэтом Франсиско Гонсалесом Боканегрой, которого вся родня долго уговаривала попробовать написать что-то к «тендеру» на принятие национального гимна Мексики. Творец отказывался до тех пор, пока его любимая девушка Гваделупа Пили не заперла рифмоплета в гостевой комнате родительского дома. Помещение, к слову, было украшено патриотическими картинами на тему многовековой истории государства. Сейчас никто не знает: то ли картины вдохновили Франциска, то ли ему просто надоело сидеть в четырех стенах, но спустя пару часов он просунул под дверь стихотворение в десяти строфах, выигравшее конкурс.

Создание гимна малюсенького острова Елены в южной Атлантике напоминает историю написания «Марсельезы». Дело в том, что некоего Давида Митчелла, живущего в 800 милях от последнего убежища Наполеона, на острове Вознесения, приятель попросил сочинить песню для «еленовцев, затерянных в океане». О каком-либо ужине с вином история умалчивает, однако что-то тоже вдохновило Митчелла, и он за одну ночь написал веселую композицию в стиле кантри, с которой тамошняя радиостанция начинает ежедневный утренний эфир

Уругвайский гимн попал в нашу подборку сразу по двум причинам. Во-первых, он самый длинный из всех – его полное исполнение занимает больше пяти минут. Поэтому во время официальных приемов исполняют только первые куплеты. А во-вторых, его автор, местный поэт Франси́ско Эсте́бан Аку́нья де Фигеро́а, успевший потрудиться и на госслужбе, в частности министром финансов, прославился также тем, что написал национальную песню еще и для Парагвая.

Фото: i.huffpost.com, i.ytimg.com